Картина пятнадцатая. Водить? Не водить? Водить! Экскурсии

Самое страшное в моей педагогической практике – экскурсии. Ненавижу поставленный учительский голос, каким я разговариваю с водителем маршрутки или продавщицей за широким рыночным развалом.

Таким же голосом говорю:

– Постройтесь парами! Шаг в сторону расценивается как побег! За мной! Шагом марш!

Дети верещат. Я почти ору, даже не в метро. Мы едем общаться с высоким искусством, присматриваться к нюансам, прислушиваться к обертонам.

– Ты куда? Какой «Чупа-чупс»? Деньги тратить научился, а считать еще нет?

Одним словом – кошмар. В двух словах – кошмар и ужас. Но я всех перехитрил. Я стал приобщать к искусству не только детей, но и родителей.

Встречаемся у входа в зал. Привозят на выставку меньше половины группы. Кто-то не хочет, кто-то не может. Жалко тех, кого не привезли. Но если тащить через силу, будет только хуже. Для всех.

Что смотрим? То, что уже видели. То, что уже делали. Редкая удача – увидеть аппликации Матисса. Клеим много, а посмотреть на выставке негде.

В музее народного творчества смотрим на игрушки. На этой неделе лепили, а на следующей – расписывать будем.

Люблю возить детей на огромные разношерстные выставки. Чего там только нет! Обязательно найдется что-нибудь, чем занимались недавно. А нам много и не надо. Ведь мы вместе можем посмотреть произведений пять-шесть. Максимум десять. Времени это занимает минут пятнадцать. Потом каждый сам обходит выставку (два-три зала, не больше): вдруг дядя Слава не заметил какую-то особенно красивую картину? Тогда ее надо будет всем показать.

Что смотрим? Вернее, на что обращаем внимание? Пытаемся понять, что из чего сделано. Что живопись, а что графика. И почему это скульптура, если на стене висит.

И главное – пытаемся понять, по каким правилам играет художник. Ведь произведение искусства – это игра. Если понимаешь правила игры – смотреть гораздо интереснее.

Раньше правила придумывали все вместе. Художники, которые играли по одинаковым правилам, представляли собой художественную школу. Если их очень много, то это уже направление в искусстве, или даже художественный стиль. Теперь же, что ни художник, то новая игра. А кто не может придумать новой игры, тот заигрывает с публикой.

Посмотрели – и по домам. Через буфет. Посещение выставки отнимает много сил. Поэтому надо подкрепиться перед обратной дорогой. Она, эта дорога, после выставки как-то искривляется – и в метро сразу не попадешь. Идешь и смотришь во все стороны как-то по-новому. Как будто ты еще на выставке. Красотища кругом!

 

Эпилог

…Вот так и работаю.

Не учу детей рисовать.

Рассказываю сказки.

Совершаю крошечные чудеса.

Все время со всеми разговариваю.

Смотрю в глаза. Там, за этими зеркалами, происходит самое важное и интересное. Там горит восторг и удивление.

Хочу, чтобы этот свет не угасал всю жизнь.

(Редактор всех «Сказок» Мария ГАНЬКИНА)