Картина пятая. Кусачие крокодилы. Конструирование из бумаги  

Дядя Слава

‑ Отгадайте загадку. Два конца, два кольца, посредине гвоздик?

Мы

Видим ножницы в руках у дяди Славы, но не очень уверены. Некоторые еще не знают, что такое загадка. Некоторые еще и говорить-то не умеют. Старшие отвечают.

‑ Ножницы.

Дядя Слава

‑ Да. Теперь это ножницы. Но раньше они были зубастыми крокодилами. Они до сих пор зеленые и кусачие, им палец в рот не клади. Смотрите, как они умеют раскрывать свою пасть и могут очень больно укусить. Осторожнее с ними.

Однажды волшебник гулял по берегу реки. Он, как и многие, любит смотреть на воду. Приятное занятие. Если только вы не в Африке. В Африке это занятие не только приятное, но и опасное.

Засмотрелся как-то раз дядя Слава на птичек. Вдруг чувствует: его кто-то за пятку ухватил зубами и тянет в воду. «Крокодил! Ты что это зубами щелкаешь! Съесть меня хочешь?» «Нет, – говорит крокодил. – Просто у меня зубы чешутся. Молодой я еще». «Ну, раз так, я тебе помогу. Я превращу тебя в ножницы. Будешь зубы точить – людям пользу приносить. Резать ткань или бумагу. Приятно делать то, что у тебя хорошо получается».

С тех пор живут в наших домах крокодильчики-ножницы. Только сами они не могут работать. Им нужна ваша помощь. Смотрите, надо взять крокодильчика в правую руку. Именно в правую. Левой тоже можно, но сложно. В левую мы возьмем полоску бумаги. Крокодильчик широко открывает пасть и делает большой КУСЬ так, чтобы ротик плотно закрылся. Получился красивый ровный разрез.

Крокодильчики уже очень давно работают ножницами. Им это нравится, но иногда они вспоминают свою речку, жаркое солнышко, зеленый тростник, и им становится немного грустно. Лежат они в своей коробке и плачут.

Услышал это дядя Слава и спрашивает: «Что это вы плачете? В чем дело? Что случилось?» «Ничего. Просто хочется погреться на солнышке, полежать в зарослях травы, а то не успеешь закончить работу – и сразу в коробку». «Ну, это дело поправимое», – сказал дядя Слава.

Мы уже начали резать полоску бумаги. Надо закончить эту работу, сделав надрезы по всей длине бумаги.

Затем почистим крокодильчикам зубы, завивая тоненькие полоски.

А теперь изрезанный лист свернем в «трубочку». Получился кустик, под которым крокодильчики могут полежать и отдохнуть после работы.

Можно такую же полоску бумаги разрезать вдоль, а не поперек. Тогда получится дождик.

Работать ножницами очень трудно, даже если держишь их в «правильной» руке. С первого раза ни у кого не получается. Но дядя Слава все равно нас мучает, ведь с ножницами связано очень много самой интересной работы. Мы получаем домашнее задание, хотя дядя Слава никогда не дает заданий на дом. Надо вырезать из газет интересные картинки, если получится.

Интермедия. Родительское собрание

Самое приятное – это когда родители говорят: «Дядя Слава, мы всю неделю не переставая резали ножницами (или рисовали, или лепили, или писали красками – в зависимости от темы последнего урока)». Это очень приятно слышать. Я просто таю от удовольствия. Это высшая оценка моей работы.

В это же время родители спрашивают, как заниматься дома, какие задания давать, чему учить? И самый трудный вопрос: как оценивать детскую работу?

Ни в коем случае не сравнивайте детские работы между собой. Даже работы ровесников. Даже когда вам кажется, что дети в равных условиях и сравнение будет корректным и полезным для воспитания усидчивости, аккуратности и чего-то там еще. Это не соревнования: выше прыгнул, дальше бросил.

Чтобы понять, получилось или не получилось, не на картину надо смотреть, а в глаза своему малышу ‑ там все написано. Если в них отражается сомнение в собственном успехе, немедленно его переубедите. Скажите, что такой замечательной работы вы еще никогда не видели. И это будет чистая правда. Ведь каждая детская работа уникальна, даже если это сто двадцать восьмая принцесса со шнурками на ботинках или триста семьдесят пятый папин автомобиль с запасным колесом.

Ребенок так нуждается в вашей поддержке, одобрении. Без этого не будет никаких работ – ни хороших, ни плохих. И тогда не о чем будет разговаривать.

Родители

‑ Но мы же их учим.

Вячеслав Иванович

‑ Да. И, к сожалению, для многих обучение – это процесс передачи и усвоения все новых и новых знаний, умений, навыков. Дали – проверили, как усвоено – тогда и оценку можно поставить. В институте на уроках изобразительного искусства не раз можно услышать, как «мэтр» говорит студентам: «Сначала овладейте техникой. Потом только, во всеоружии, приступайте к решению творческих задач». Я думаю, они тоже озабочены проблемой оценки. Как оценить творчество? Вот и не надо никому творить. Так удобнее.

Родители

‑ Но дети, особенно те, кто постарше, сами спрашивают, какую оценку они заслужили своей работой.

Вячеслав Иванович

‑ Вот! Именно работой, то есть тем, как он работает. Если ребенок много и с удовольствием работает – пять. Педагогам и родителям за это тоже пять.

Родители

‑ Хорошо, будем хвалить их абстрактную мазню.

Вячеслав Иванович

‑ Дети не пишут абстракций, если не дать им такого задания. Если вы не понимаете, что нарисовано, не стесняйтесь спросить. Вам все расскажут. Детские картины могут быть нефигуративными. И мы можем не видеть, не понимать тот или иной художественный образ окружающего мира, тем более – внутреннего мира ребенка.

Взрослые привыкли думать словами, им кажется, что по-другому нельзя. Вернее, мы не замечаем, когда думаем по-другому. А детям мыслей-слов мало. Рисование для них – как ведение личного дневника. Картины – дневниковые записи в этом дневнике. Хотите знать, чем живет ваш ребенок? Пролистайте, «прочитайте» эти записи (если он разрешит).

Рисование – способ мышления. Я мыслю – значит, существую. И мир, который малыш создает своими руками, такой же реальный, как и окружающий.

Родители

‑ Так что же, их совсем ничему не учить?

Вячеслав Иванович

 – «Обучение» изобразительному искусству – это средство, а не цель наших занятий. Почему? Буквы знать надо, но умение читать не гарантирует способности ясно излагать свои мысли. Часто человека так учат грамоте, что ему не только писать, но и читать не хочется.

Творчество не профессия, ему нельзя научить, дать как набор знаний. Но искра Божия есть в каждом. Этот огонек очень легко погасить. Тем более, что он кажется со стороны таким неярким и вроде бы не стоящим нашего взрослого внимания.

Родители

‑ Зачем учить музыке или живописи ребенка, у которого нет яркого таланта и он не станет ни художником, ни музыкантом?

Вячеслав Иванович

‑ Но грамоте-то учим, хотя не все станут писателями.

Родители

‑ Так будем учить или творчеством заниматься?

Вячеслав Иванович

‑ А разве одно противоречит другому? Учить надо, но как?

Как правило, обучение – процесс пассивный. Ребенку дают задание. Он его выполняет. Хорошо, если добровольно. Учитель проконтролировал, похвалил или поругал, всё – свободен! Но если нет задания, то нет и выполнения. Взрослому человеку не надо выполнять домашних заданий. Культурная жизнь (если она есть) взрослого человека ‑ разновидность потребления. Кому-то достаточно телевизора. Кто-то ходит на выставки и в филармонию. И то, и другое ‑ потребление. Просто кому-то достаточно толстого-толстого слоя шоколада, а кто-то предпочитает изысканную кухню.

Кулинария, между прочим, – тоже искусство, но большинство все же смело за него берется. Другим искусствам повезло меньше. Про них людям объяснили, что если нет таланта, то и заниматься ими нет смысла. Это, мол, достояние профессионалов или чудаков. Мне не нравится такая точка зрения. Мне кажется, не стоит осуждать графоманов. Они живут наполненной творческой жизнью. В конце концов, не нравится – не читай. Никто ж не заставляет тебя восхищаться.

Профессионал отличается от дилетанта в старинном понимании этого слова тем, что для него произведение искусства ‑ товар, который можно продать и как-то прокормиться. Но радость творчества доступна всем. Надо учиться жить, радуясь. Поэтому важно, чтобы родители создали необходимые для работы и для радости условия.

У малыша должен быть не только ящик с игрушками, но и рабочий стол. Пусть пока это просто угол комнаты, застеленный газетами. Материалы и инструменты должны быть под рукой. Помогите ребенку поддерживать порядок и чистоту на рабочем месте. Это подчас труднее, чем создавать шедевры.

Мы готовим ребенка для будущей жизни. Говоря высоким слогом – это наша миссия. Но ребенок-то не готовится жить. Он уже живет. Постарайтесь ему не мешать. Я знаю, это трудно. Так что наберитесь, пожалуйста, терпения…

 Продолжение