Картина четвертая. Бяка-закаляка рвачая. Аппликация

Бяки-закаляки, в зависимости от своего происхождения, бывают следующих видов:

  1. Бяка-закаляка мазучая или пачкучая. Это когда кисточка пишет не то, что нужно.
  2. Бяка-закаляка липучая. Часто встречается на занятиях аппликацией. Приклеивает не то, что нужно, и не туда, куда нужно. Иногда слишком крепко.
  3. Бяка-закаляка рвачая. Я думаю, это понятно.
  4. И так далее…

На первый взгляд, Бяки-закаляки ‑ создания случайные и неприятные. Они способны довести до слез даже самого сильного и уверенного в себе человека. Случается, что с досады юный художник сам превращается в Бяку-закаляку и дает волю своим чувствам.

Еще хуже, если изорвать в клочья любимую книгу и сказать: «Это Бяка-закаляка рвачая сделала».

Если прилепить жвачку к новой маминой юбке ‑ это просто мелкое хулиганство. Никакая это не Бяка-закаляка липучая. Никакой это не постмодернизм. И вообще! У нас ‑ классическое образование!

У настоящего художника Бяка-закаляка липучая липнет там и тогда, где и когда это нужно. Если во время очень интенсивной работы в листе бумаги появляется дырка (дуэт Бяки-закаляки пачкучей и рвучей), то не надо расстраиваться. Краски, даже не очень жидкие, все равно текут сверху вниз, и не надо их ловить ‑ хуже будет. Тем более что от потеков краски картина только лучше становится. Настоящий ценитель изобразительного искусства не видит кривых линий. «Это не криво, а живописно», – скажет подлинный художник.

Начинающий автор не всегда может по достоинству оценить свою работу, а некоторых мам надо лишать права голоса. Не досмотришь ‑ плохое настроение и даже слезы. Дядя Слава может влезть своей кисточкой в чужую работу (чего не сделаешь ради сухости). Но все же это не решение проблемы. Главное, раз и навсегда понять, что Бяки-закаляки не враги художнику. Они – его случайные попутчики. Если не можешь любить – потерпи! Лучше всего, если удается сделать из Бяки-закаляки друга. Мы этому тоже учимся.

Дядя Слава

‑ Жил-был на свете маленький наборчик цветной бумаги. Иногда он думал о будущем: «Вот вырасту большой, попаду в руки художника и стану картиной-аппликацией». Как вы думаете, что это такое – аппликация?

Мы

Отлипация – такая картинка, которая из кусочков цветной бумаги сделана.

Дядя Слава

‑ Правильно. А еще можно изрезать старые журналы и склеить композицию из этих вырезок. Получится коллаж. Но маленький наборчик цветной бумаги не хотел иметь громких званий. Он хотел стать обыкновенной красивой картиной, висеть на стене и нравиться всем, кто на него посмотрит.

Но тут пришла Бяка-закаляка мнучая, да как схватит наборчик, да как помнет его. Тут ее подружка, Бяка-закаляка рвачая, подоспела. Что она натворила – и говорить не хочется.

Лежат мятые клочки цветной бумаги, которые были когда-то маленьким наборчиком цветной бумаги, и плачут. Огромными цветными слезами. Думают, что им теперь одна дорога осталась – прямо в мусорную корзину.

(Нельзя делать большой паузы. Драматический эффект этой «ужасной» истории настолько велик, что многие готовы расплакаться.)

Но дядя Слава взял синий лист бумаги и представил себе, что это небо.

Из желтых кусочков сделали солнышко лучистое, из зеленых ‑ травка выросла. Цветы получаются самые разные. Деревья. Девочка вышла погулять. Солнце и цветы из рваной и мятой бумаги получаются, как живые…

И маленький наборчик цветной бумаги счастлив: он стал картиной.

Бяки-закаляки тоже счастливы, они рады, что их способности пригодились художникам и никто их не ругает.

В антракте. Подсказка родителям

Как из одного набора сделать три наборчика

Есть такой принцип: чем меньше художник, тем больше должна быть кисточка. Мелкая мускулатура руки у нас еще не развита, и чтобы лучше себя чувствовать, нам и лист нужен побольше, и кисточка поухватистей, и краски поярче и почище.

Тут возникают технические проблемы, которые никогда не волновали настоящих художников. Как можно думать о чистоте краски в банке во время создания очередного шедевра, когда всей душой, всеми мыслями ты там, в своей работе. И сколько детям ни повторяй: «Почаще мойте кисти. Не ленитесь менять воду», – краски все равно пачкаются. Обычно набора гуаши хватает на три-четыре работы. Хорошо, если на пять-шесть. Как правило, уже после двух занятий, когда в банках еще полно краски, писать ими уже не хочется.

То же и с набором цветной бумаги. Если есть большой лист желтой бумаги, а художнику нужно маленькое кругленькое солнышко, то оно будет вырезано из центра листа. Ребенок считает, что после этого лист уже использовать нельзя. Вы можете долго убеждать ребенка, что это не так, что вся бумага практически цела, что можно еще вырезать и вырезать… Можно, но дырка ужасно мешает. Не знаешь, как подступиться к такому листу.

Думаете это каприз? Нет. Прямоугольник (целый неизрезанный лист бумаги) как-то сразу становится привычной, нейтральной формой, не мешает думать. Берешь и режешь – так, как тебе надо, а не как можно.

Работать с кусочками бумаги тоже интересно, только это совсем другая работа, другое настроение. Или в том случае, когда картина почти готова и тебе подсунули недостающий кусочек.

Если автор идет в работе, увлекаемый своими мыслями, ведомый вдохновением, а не желанием изучать возможности художественных материалов, то ему нужен новый набор цветной бумаги, чистые краски на палитре, неперемешанный и неискореженный пластилин.

Если вы состоятельные люди, то это не ваша проблема. Всем остальным советую маленькую хитрость. Один набор бумаги можно превратить в два или четыре. Или даже восемь, если там по два листа каждого цвета. Из одного набора пластилина можно сделать два, лучше – три или четыре. Только не ломайте кусочки руками. Разрежьте их аккуратно стекой или ножом, чтобы были, как новые.

С красками немного сложнее. Красок живописцу надо давать меньше, чем он может истребить за одну работу. Для этого краски выкладывают на палитру понемногу и добавляют, если какая-то вдруг кончится.

Можно использовать пустые и помытые баночки из-под гуаши. Их не обязательно мыть после каждой работы, если плотно закрывать крышечками. По мере необходимости, их можно мыть и добавлять краску из больших банок.

Много цветов не нужно. Необходимые цвета: красный, синий (лучше кобальт), желтый, белый и черный. Зеленый, оранжевый, фиолетовый – приятное разнообразие. Не более.

Если попросить малыша нарисовать «что-то» (какой-нибудь сюжет), тогда красок у него должно быть много, чтобы он не отвлекался от сюжета картины на смешивание красок. Либо то, либо другое. У меня же сказки не про «что», а про «как». Извините за неблагозвучное слово.

Для чего такая морока? А чтобы из-за того, что под рукой нет бумаги, пластилин смят или краски все стали грязно-коричневыми, у человека не пропало желание творить.

Продолжение