Как я оказался в детском саду

Сначала я пришёл в садик как папа.
И то не сразу.

Папа №1.
У меня родился сыночек, когда мне было 22 года. Я был очень взрослым и умным. К 25 годам мы с женой Машей стали вдобавок обременены высшим педагогическим образованием. Бедный мой Стасик. Что ему пришлось пережить. Кроме умных родителей у него был детский сад, где его купали в супе на костном бульоне и выставляли раздетым соседнюю группу в тихий час. Школа в которой папа упорно боролся за «успеваемость». А ведь это была школа Тубельского, и бороться не очень-то и надо было. Просто Стас совсем ничего не хотел делать. А делал только то, что хотел. Когда ему исполнилось 12, я прекратил борьбу. Решил что добрые отношения с сыном важнее успеваемости. Помогло и то, что я к этому времени уже шесть лет был…
Папа №2
Женя в наш садик тоже не ходила. Она вообще никуда ходить не хотела. Только с папой. Ходила в «Семейку». Писать научилась раньше, чем читать. Но только у папы на руках. Как в школу идти. Когда исполнилось 6 лет, Лидия Константиновна Филякина познакомила Женю с её будущей учительницей – Татьяной Александровной Лапкиной. А может уже Этингоф. В школу мы пришли не 1-го сентября, а где-то в декабре и до марта ходили не каждый день, а 3-4 раза в неделю на 2-3 урока. Не могу сказать, что Татьяна Александровна была этому рада. Класс был переполнен. Пришлось ещё одну парту тащить. А тут мало того что новый ребёнок, так и папа норовит в класс влезть. Хоть бы под столом посидеть рядом с дочкой. Вот тут-то и появляется в нашей жизни…
Детский сад.
Класс постоянно перетекал то туда, то обратно в школу. Да ещё танцы с Ириной Вячеславовной. Татьяна Александровна ушла в декрет, а по дороге пригласила нас к себе в гости. Один раз приехали. Другой. Я не помню кто первый произнёс волшебное слово «Театр». (Может Таня, а может Маша. Точно не я). Но когда Таня (теперь для нас уже просто Таня) вернулась в детский сад, мы с Машей сами собой там оказались. Какой же это был год? Прошлый век.
Мара время от времени звала нас вести уроки ИЗО, но у меня в это время была «Семейка». Я считал себя не вправе бросать это дело. Держался пока «жёлтый дом» не сломали. Но времени в нашем саду проводил много. Театр. Я только рисовал, а колдовали Маша с Таней. Прижился понемногу. И когда «Семейка» приказала долго жить, я оказался в «Рисовалке».